Глава 8. Шумеры. Часть 5. Достижения шумер

Литература и наука.

Страдания и смирение.

В те далекие времена, как и сегодня, человек страдал и мучился от болезней и недугов, эта древняя поэма является первым письменным свидетельством о попытке разрешить вековую и вечную, проблему человеческих страданий. Таблички с текстом шумерской поэмы старше книги Иова более чем на тысячу лет.

Основная мысль поэмы заключается в том, что среди страданий и горестей, какими бы несправедливыми они ни казались человеку, у него остается лишь один разумный выход: постоянно восхвалять своего бога, взывать к нему, пока он сам не захочет благосклонно внять мольбам несчастного. Бог, о котором идет речь в поэме, это личный бог, то есть особое божество, которое, согласно шумерским представлениям, служило посредником и заступником человека перед собранием богов.

Некий человек, имя его не названо, был богат и мудр, праведен или, по крайней мере, внешне благочестив, и было у него множество родни и друзей. Но вот однажды познал он страдание, поразила его болезнь. Но он не взбунтовался против воли богов, не начал богохульствовать. Смиренно обратился он к своему богу со слезами и стенаниями и излил свою душу в мольбах и молитве. В результате бог, весьма довольный и растроганный, внял его мольбам, избавил человека от напастей и превратил его страдания в радость.

Шумерская поэма «Человек и его божество».

«Я человек, человек знающий, однако те, кто меня уважают, не благоденствуют,
Мое справедливое слово обращают в ложь.
Человек неправедный опалил меня Южным Ветром, и я должен служить ему,
Те, кто меня не уважают, унижают меня перед тобой.
Ты насылаешь на меня все новые страдания,
Я вошел в дом с тяжелой душой,
Я, человек, вышел на улицу с удрученным сердцем,
Неустрашимый мой верный пастырь разгневался на меня, смотрит на меня враждебно.
Мой пастух напустил на меня злые силы, хотя я ему не враг,
Мой товарищ не говорит мне ни слова истины,
Мой друг называет ложью мои правдивые слова,
Человек неправедный замыслил зло против меня,
И ты, мой бог, не останавливаешь его!.. . .
Я, мудрец, почему я должен иметь дело с невежественными юнцами?
Я, знающий, почему причисляют меня к невеждам?
Пищи вокруг множество, а моя пища — голод,
День, когда каждому выделяли его долю, на мою долю достались страдания.
Бог мой, (я хотел бы стать) перед тобой,
Я хотел бы сказать тебе, . . . ., слово мое — стон.
Я хотел бы рассказать тебе об этом, пожаловаться на горькую свою участь,
(Хотел бы оплакать) смятение. . .
О, не позволяй моей матери, меня родившей, мешать мне сетовать перед тобой!
Не позволяй моей сестре весело петь и возносить хвалы,
Пусть она в слезах перечисляет тебе мои несчастья!
Пусть моя жена горестно повествует о моих страданиях,
Пусть искусный певец оплачет мою злосчастную судьбу!
Бог мой, над землею сияет яркий день, а для меня день черен.
День сияет, прекрасный день. . подобен. . .
Слезы, печаль, тоска и отчаяние поселились во мне,
Страдание завладело мной, как человеком, чей удел — одни слезы
Злая участь держит меня в своих руках, отнимает у меня дыхание жизни.
Коварный недуг завладел моим телом . . . . . . . .
Бог мой, мой отец, зачавший меня, дай мне поднять голову!
Подобно безвинной корове, жалобно. . стенание.
Доколе будешь ты меня презирать, оставлять без своей защиты?
Подобно быку,. . . .,
Доколе будешь оставлять меня без провожатого?
Они изрекают, бесстрашные мудрецы, слово истинное и прямое.
Ни одно дитя не рождается от женщины беспорочным
. . . беспорочного подростка не бывало на свете.
Так жалуется и молит своего бога человек. Поэма завершается счастливым концом:
Человек, — его бог склонил ухо к его плачу и горьким слезам,
Юноша, — его мольбы и жалобы смягчили сердце его бога.
Бог внял его правдивым словам, искренним словам, которые он произнес.
Слова, высказанные человеком, как молитва,
Были приятны…, плоть его бога, и его бог перестал быть орудием злой судьбы
. . который угнетает сердце,. .. . он обнимает,
Властного демона болезни, широко распростершего свои крылья, он прогнал прочь,
(Недуг), поразивший его, как…, он рассеял,
Злую участь, определенную его решением, он отвел,
Страдания человека он превратил в радость,
Назначил ему добрых духов хранителями и опекунами,
Дал. … ангелов, прекрасных обликом.

Подводя итог, можно сказать, что человек ни сколько не изменился в своих сетованиях на жизнь за последние пять тысяч лет, каждому из нас, кажется, что он удостоен лучшей судьбы, чем имеет. Но большинство из нас, хотят получить лучший удел ничего не делая, полагаясь лишь на молитвы к Богу и сетования на судьбу, для того чтобы жить лучше, нужно трудиться и следовать законам божьим, а не выпрашивать милостыню.

Притча;

Человек всю жизнь просил у Бога помощи, жалуясь на свою бедность, но помощи так и не дождался. Когда же он умер, то предстал перед Богом, и спросил его.

- Господи, я всю жизнь молился Тебе, прося о помощи, неужели Ты не слышал моих просьб.
- Слышал. Ответил Господь
- Может я молился не так?
- Так. Ответил Господь
- Тогда скажи, почему ты мне не помог?
- Я помог бы тебе, если бы ты посадил хотя одно семя.

Одних слов не достаточно, в этом (физическом) мире слова должны сходиться с делами, для этого нужно очистить свой разум, помыслы ваши должны быть чисты, а это борьба с собственным «Я», со своими стереотипами. И если ваша борьба ломая стереотипы не даст образоваться плотной корке над вашей духовностью, то добрле семя посаженное вами - прорастет.

Поговорки шумер.

Так как мы перешли к фольклору, нельзя не упомянуть о пословицах и поговорках Шумер. Одной из отличительных особенностей пословиц вообще является их общечеловеческий характер. Если вы когда-нибудь вдруг усомнитесь в единстве человеческого рода, в общности всех народов и рас, обратитесь к пословицам и поговоркам, к народным афоризмам и изречениям! Пословицы и поговорки лучше всех других литературных жанров взламывают панцирь культурных и бытовых наслоений каждого общества, обнажая то основное и общее, что свойственно всем людям, независимо от того, где и когда, они жили или живут.

Сердце не породило ненависти, а речь породила.

О людях, сомневающихся в деле, не начав его, Шумеры говорили:

Не переспав, не забеременеешь, не поев, не разжиреешь!

О нытиках, которые, не начав дела, боятся за его исход, а начав, сетуют на невзгоды:

Брось тебя в воду – вода протухнет, пусти тебя в сад – все плоды сгниют.

Во все времена бедняки жили одинаково, что в Шумере, что сейчас:

Бедняку лучше умереть, чем жить;
Если у него есть хлеб, то нет соли,
Если есть соль, то нет хлеба,
Если есть мясо, то нет ягненка,
Если есть ягненок, то нет мяса.

Бедняк занимает – себе забот наживает.

Тот, у кого много серебра, может быть счастлив,
Тот, у кого много ячменя, может быть счастлив,
Но тот, у кого совсем ничего нет, спит спокойно.

У слуги одежда всегда грязная. (совр. – сапожник, без сапог)

Хорошо одетому всюду рады. (совр. – встречают по одежки)

Были в Шумере и люди, которые не хотели отставать от других и вели жизнь не по средствам. Для них существовало изречение:

Кто строит, как господин, живет, как раб. Кто строит, как раб, живет, как господин.

О близорукости человека.

Сквозь заросли еду – стебли вижу, а заросли – нет.

Трудолюбие, несомненно, считалось большим достоинством во все времена и у всех народов, но вряд ли кто-либо выразил эту мысль лучше шумеров:

Рука и еще рука, – и дом построен. Утроба и еще утроба, – и дом разрушен.

О невзгодах:

Увернулся от дикого быка – натолкнулся на дикую корову. (совр. из огня - да в полымя)

Нет ничего удивительного, что в Шумере мужчины порой сожалели о столь опрометчивом шаге, как женитьба:

Кто не содержал жены или ребенка, тот не носил кольца в ноздрях.

Счастье – в женитьбе, а подумав – в разводе.

Радость в сердце у невесты, горесть в сердце у жениха.

Беспокойная женщина в доме – прибавляет к горю болезнь.

Хозяин жалует, да собака не пускает.

Что касается тещи, то в древности она, видимо, была гораздо более покладистой, чем в нынешние времена. Во всяком случае, в шумерских текстах до сих пор не обнаружено ни одного анекдота о злой теще. Зато у шумерских снох репутация была, прямо скажем, незавидная.

Кувшин в пустыне — жизнь мужчине,
Обувь — зеница ока мужчины,
Жена — будущее мужчины,
Сын — убежище мужчины,
Дочь — спасение мужчины,
Но сноха — проклятие для мужчины!

Война и мир ставили перед шумерами те же самые проблемы, с какими мы сталкиваемся сегодня. С одной стороны, постоянная готовность к войне, казалось, была необходимой, чтобы выжить. Шумеры говорили:

Если страна плохо вооружена, враг будет всегда стоять у ворот.

Но с другой стороны, уже тогда была очевидна бессмысленность войн, а также тот факт, что враг в долгу не останется:

Ты идешь, завоевывать землю врага, Враг придет, завоевывать твою землю.

Можешь иметь повелителя, можешь иметь царя, Но больше всего бойся иметь «хозяина»!

Поднимись на древние руины и пройдись по ним;
Посмотри-ка на черепа простых и великих.
Какие из них принадлежат святым, а какие грешникам?

Басни Шумер.

Греки и римляне считали родоначальником жанра басен о животных старца Эзопа, жившего в Малой Азии в VI столетии до н. э. Однако, сегодня мы знаем, что по крайней мере, часть басен приписываемых Эзопу, была известна людям задолго до него. Общим счетом, 295 пословиц и басен, в которых фигурируют 64 вида различных представителей животного мира — млекопитающих, птиц и низших классов животных вплоть до насекомых. Изученный материал позволяет сделать любопытные выводы относительно того, какие животные были наиболее популярны. Чаще всего в шумерской литературе упоминается собака (в 83 пословицах и баснях). На втором месте — крупный домашний скот, далее — осел, лисица, свинья и лишь после них — домашняя овца. За овцой следуют лев и дикий бык, затем — домашний козел, волк и т. д.

Во всяком случае, басни о животных типа «Эзоповых басен» появились в Шумере на две тысячи лет раньше.

Вот некоторые из них.

Осел, плыл по реке; собака не отставала от него и приговаривала: „Когда же он вылезет на берег, чтобы его можно было съесть?“

Сука говорила с гордостью: „Мне неважно, какие у меня щенки, рыжие или пятнистые, — я все равно их люблю!“

Лиса не сумела построить себе дом, а потому пришла в дом друга, как завоеватель. (напоминает сказку, когда у лисички была ледяная избушка, а у зайчика лубяная)

Лев схватил „свинью зарослей“ и начал ее терзать, приговаривая: „Хотя твое мясо еще не наполнило мне пасть, твой визг уже просверлил мне уши!“

Лев схватил беззащитную козу. „Отпусти меня, (и) я дам тебе овцу, одну из моих подружек!“ (сказала коза). „Я отпущу тебя, но (сначала) скажи мне твое имя!“ (сказал лев). (Тогда) коза ответила льву: „Разве ты не знаешь моего имени? Меня зовут „Ты мудрец“! Когда лев дошел до овчарни, он прорычал: „Вот я пришел к овчарне и отпускаю тебя!“ Коза (уже из-за ограды?) ответила, ему: „Да, ты меня отпустил! Но разве ты мудрец? Я не только не дам тебе овцу (которую я обещала), но и сама не останусь с тобой!“

Слон хвастался (?), говоря о себе так: „Нет подобного мне в мире! Не…!“ „Не пробуй равняться со мной!“) И (тогда) в ответ ему крапивник сказал: „Но ведь и я, как я ни мал, был создан точно так же, как и ты!“»

Интересно отметить, что свинья отнюдь не считалась у шумеров «нечистым» животным: в поговорках и баснях свиней закалывают для еды чаще всех других животных!

Вот один пример:

Откормленную свинью должны были заколоть, и тогда она сказала: „Это все из-за пищи, которую я съела!“.

Он дошел до крайности (?) и тогда заколол свою свинью.

Мясник, торгующий свининой, резал свинью и приговаривал: „Ну, чего ты визжишь? По этому пути уже отправились твои отцы и деды, и ты пойдешь следом за ними. (И все-таки) ты визжишь!“.

Образование.

Школы в Шумере появились в конце IV тысячелетия до н.э., но рассвет наступил в III тысячелетии до н.э. об этом свидетельствуют таблички, найденные в Уруке, но эти школы не были не для всех, здесь учились только те дети, родители которых могли оплатить учебу.

Школа Шумер. Ученики сидят на скамье из кирпича, вспомните мастабу из Египта.

Скорее всего, первые школы были образованы при храмах, но потом постепенно отделились и стали самостоятельной административной единицей, главным в школе был уммиа – знающий человек (отец школы), еще был наставник (классный руководитель), учитель шумерского языка, учитель рисования, владеющий хлыстом (надзиратель), старший брат (староста), сыновья школы (ученики).

Что касается школьных программ, то здесь к нашим услугам богатейшие сведения, почерпнутые из самих школьных табличек — факт поистине уникальный в истории древности. Поэтому нам нет нужды прибегать к косвенным свидетельствам или к сочинениям древних авторов: мы располагаем первоисточниками – табличками учеников, начиная от каракулей «первоклассников» и кончая работами «выпускников», настолько совершенными, что их с трудом можно отличить от табличек, написанных преподавателями.

Эти работы позволяют установить, что курс обучения шел по двум основным программам. Первая тяготела к науке и технике, вторая литературная, развивала творческие способности.

Для того чтобы иметь представление о школе Шумер достаточно прочитать два произведения того времени, первое называется «Писец и его непутёвый сын», второе «Первый подхалим».

Это разные повествования не связанные между собой, но я решил соединить эти два произведения в одно, в первом отец дает наставление сыну, а во втором сын (якобы) внял, о чем говорил отец, делает выводы и становится прилежным учеником правда «необычным» способом, хотя так знакомого нам.

«Писец и его непутёвый сын – Отцы и дети»

Проблемы, с которыми сталкивались шумеры, были такими же, как и сейчас, мы продвинулись в технологиях, но в воспитании детей ни чего не изменилось, все так же отцы воспитывают своих непослушных сыновей. Пусть нам послужит утешением то, что в древности дело обстояло немногим лучше! Своенравные, непослушные и неблагодарные дети были наказанием для своих родителей уже тысячи лет тому назад. Они слонялись по улицам без дела и вертелись на людных площадях — может быть, даже целыми группами, — несмотря на все усилия их наставников. Они ненавидели учение и школу и досаждали своим родителям вечными жалобами и нытьем.

Произведение, о котором идет речь, это диалог между писцом и его непутевым сыном. В нем отец более или менее дружески убеждает сына ходить в школу, прилежно учиться и возвращаться домой, не задерживаясь на улице. Чтобы убедиться, что сын слушает его внимательно, отец заставляет его повторять дословно каждую свою фразу.

Затем беседа превращается в монолог отца. Отец начинает с практических советов, которые должны помочь сыну «стать человеком»: не болтайся по улицам и садам; слушайся своего наставника; ходи в школу, изучай опыт прошлого. Далее следуют горькие упреки в адрес своенравного сына, который, по словам отца, довел его до отчаяния своей трусливостью и недостойным человека поведением. Отец глубоко опечален сыновней неблагодарностью. Он никогда не заставлял сына ходить за плугом и погонять быков, никогда не посылал его резать тростник, не просил помочь ему, как это делают другие отцы. И тем не менее, сын его оказался гораздо хуже, нежели сыновья других людей.

Подобно многим современным родителям, отец больше всего огорчен тем, что сын отказывается следовать по его стопам, не хочет быть писцом. Он побуждает сына превзойти друзей, приятелей и братьев, избрав отцовскую профессию, хотя она и труднее всех остальных, ибо искусство письма, самое сложное из всего, что придумал и дал людям бог искусств и ремесел. Отец говорит, что эта профессия необходима для передачи человеческого опыта в поэтической форме. В любом случае, продолжает он, сын должен следовать по стопам отца, ибо так приказал Энлиль, повелитель богов.

После заключительных упреков отца в связи с тем, что сын стремится к материальным благам, а не к достойной человека деятельности, значение текста становится неясным. Далее следуют краткие, афористические высказывания, цель которых, по-видимому, заключается в том, чтобы наставить сына на путь истинный. Так или иначе, концовка благополучная. Отец благословляет сына и молится, чтобы на того снизошла милость их семейного бога (бога луны Нанны) и его супруги, богини Нингаль.

Текст поэмы.

— Куда ты ходил? — спрашивает сына отец.
— Я никуда не ходил, — отвечает сын.

— Если ты никуда не ходил, почему ты бездельничаешь? Ступай в школу, стань перед «отцом школы» (учитель) и расскажи ему заданный урок, открой свою школьную сумку, пиши свою табличку, и пусть «старший брат» (староста) напишет для тебя новую табличку. Когда закончишь свой урок и покажешь наставнику, возвращайся ко мне, не болтайся на улице. Ты понял, что я тебе сказал?

— Я понял и могу все повторить.
— Тогда повтори.
— Сейчас повторю.
— Говори же! Начинай же, говори!

— Ты сказал, чтобы я пошел в школу, рассказал заданный урок, открыл свою школьную сумку, писал свою табличку и чтобы «старший брат» написал для меня новую табличку. Выполнив задание, я должен продолжать заниматься, потом показать все наставнику, а потом вернуться к тебе. Вот что ты сказал мне.

— Послушай, будь же мужчиной! Не стой на площадях, не разгуливай по садам. Когда идешь по улице, не гляди по сторонам. Будь почтителен, трепещи перед своим наставником. Когда наставник увидит в глазах твоих страх, он полюбит тебя.

(Далее не хватает примерно пятнадцати строк).

— Ты, бродящий без дела по людным площадям, хотел бы ты достигнуть успеха? Тогда взгляни на поколения, которые были до тебя. Ступай в школу, это принесет тебе благо. Сын мой, взгляни на предшествующие поколения, спроси у них совета. Упрямец, с коего я не спускаю глаз, я не был бы мужчиной, если бы не следил за своим сыном, я говорил со своей родней, я сравнил наших родственников между собой, и нет среди них ни одного, похожего на тебя.

То, о чем я тебе сейчас скажу, обращает глупца в мудреца, останавливает змею, словно по волшебству; мои слова научат тебя не внимать ложным речам. Ты изнурил мое сердце, и я отдалился от тебя и не обращал внимания на твои страхи и ропот; нет, я не обращал внимания на твои страхи и ропот. Из-за твоих жалоб, да, из-за твоих жалоб, я гневался на тебя, да, я гневался на тебя. Из-за того, что ты ведешь себя не так, как подобает человеку, сердце мое было как бы опалено злым ветром. Своим ропотом ты довел меня до предела, ты довел меня до края могилы.

Ни разу в жизни не заставил я тебя носить тростник в зарослях. Тростниковые стебли, которые носят и юноши и дети, ни разу в жизни ты не носил их. Никогда не говорил я тебе: «Следуй за моими караванами!» Никогда не посылал я тебя на работу, пахать мое поле. Никогда я не посылал тебя на работу, мотыжить мое поле. Никогда я не посылал тебя работать в поле. Ни разу в жизни не сказал я тебе: «Ступай работать, помогай мне!»

Другие, подобные тебе, работают, помогают родителям. Если бы ты поговорил с родственниками, если бы ты ценил их, ты бы постарался их превзойти. Каждый из них выращивает по 10 гур (1740 кг) ячменя, даже самые юные выращивают для своих отцов по 10 бар (580 кг), каждый! Они умножали ячмень для отцов своих, снабжали их ячменем, маслом и шерстью. Ты же, ты мужчина лишь по своему упрямству, но по сравнению с ними ты вовсе не мужчина. Конечно, ты не трудишься, как они, ведь они сыновья отцов, которые заставляют своих сыновей трудиться, а я не заставлял тебя работать подобно им.

Упрямец, вводящий меня в гнев, но какой человек может всерьез гневаться на своего сына? я говорил со своей родней и увидел нечто доселе незамеченное. Слова, которые я скажу тебе. Бойся их и будь настороже, слушай внимательно. Твой коллега, твой соученик — ты не сумел его оценить. Почему ты не стараешься его превзойти? Твой приятель, твой товарищ, ты не сумел его оценить. Почему ты не стараешься его превзойти? Старайся сравниться со своим «старшим братом» (староста), старайся сравниться со своим «младшим братом» (соученик). Среди всех людских ремесел в нашей стране, сколько их ни определил (ни создал) Энки (бог искусств и ремесел), нет ничего труднее искусства писца, им созданного. Ведь если бы не песнь (поэзия), а сердце песни так далеко, как далеки берега морские и берега дальних каналов, ты бы не стал слушать моих советов, а я бы не смог передать тебе мудрость моего отца. Так распорядился судьбой человеческой Энлиль: да продолжит сын труды отца своего!

Ночью и днем я терзаюсь из-за тебя. Ночи и дни ты расточаешь в поисках наслаждения. Ты накопил много сокровищ, ты раздался, стал толстым, большим, широкоплечим, сильным и важным. Но весь твой род терпеливо ожидает, когда обрушится на тебя беда, и все будут этому радоваться, ибо ты не стремился стать человеком.

Далее следует отрывок, состоящий из сорока одной строки, смысл которого неясен. По-видимому, он включает пословицы и старинные поговорки. Затем текст завершается отцовским поэтическим благословением:

Перевод.

«От недруга твоего, который желает тебе зла, да спасет тебя бог твой Нанна!
От нападающего на тебя да спасет тебя бог твой Нанна!
Да пребудет с тобой расположение бога твоего,
Да осенит тебя человечность, да проникнет она тебе в голову и в сердце,
Да услышат тебя мудрецы города,
Да будет имя твое прославлено в городе,
Да назовет тебя бог твой счастливым именем,
Да пребудет с тобой милость бога твоего Нанны,
И да пребудет с тобой благословение богини Нингаль!»

И вот сын, пройдя через череду неудач, понял, о чем говорил отец, об этом повествует следующее произведение «Первый подхалим», вряд ли можно назвать подхалимажем, дары, одеяние и кольца, подаренные учителю. Думаю, здесь впервые описан случай взяткодательства, в этом документе показан масштаб государственной коррупции, на то время, если образование покупается за деньги, то и должность можно купить. После окончания школы, лучшие ученики направлялись на государственную службу и в храмы, остальные ученики, обладающие меньшими знаниями, но имеющие «диплом» об окончании школы, отправлялись на вольные хлеба. Молодой человек, описанный в этом повествовании, уже с ранних лет знает, как решить проблему. Нужно дать взятку. Можно сделать вывод, что государственная система в Шумере была заражена бюрократией и коррупцией. На смену богам пришли мудрецы, мудрецов сменили герои, на смену героям пришли законы, за законы стали прятаться ловкачи всех мастей, появилась бюрократия, цивилизация покатилась под горку, к своему концу. Закон, при бюрократии, как дышло, куда повернешь туда и вышло. Но не будем их строго судить, наше сегодняшнее положение, ни чем не лучше, мы не изменились, а повзрослели, с нами повзрослела и бюрократия, так что возраст нашей бюрократии пять тысячи лет.

В 2800 году до н.э., некий человек начертал на глиняной табличке: «… У меня чувство, что мир доживает последние дни. Повсюду царит взяточничество и коррупция».

Первый подхалим.

Простыми словами, без всякого приукрашивания, анонимный автор ведет свой рассказ, из которого явствует, как мало изменилась человеческая природа за прошедшие тысячелетия.

Этот рассказ в первой своей части больше напоминает школьное изложение, где тема изложения состоит из двух вопросов;

  1. «Куда я ходжу?» .
  2. «Чем я занимаюсь?».

Шумерский школьник, о котором повествует текст, очень похож на современного ученика. Он боится опоздать в школу, ибо за это «учитель побьет его палкой». Едва проснувшись, он торопит мать, чтобы та поскорей приготовила ему завтрак. В школе, за каждую провинность, учитель или помощник учителя, бьют его палкой. В этом нет сомнений, потому что шумерский знак, означающий «телесное наказание», состоит из двух знаков это «тело» и «палка».

Что касается учителя, то его доходы в те времена были, по-видимому, невелики, как нередко бывает и в наши дни. Во всяком случае, он очень радовался, когда получал от родителей учеников дополнение к зарплате в виде подношения и подарков.

- Школьник, куда ты с измальства ходишь?
- Я хожу в школу.
- Чем же ты занимаешься в школе?
- Я табличку мою изучаю. Завтрак мой потом съедаю.
Вот табличку мою я сделал, написал ее, закончил.
Копии мои поставив,
К полудню заданья мои подготовив,
Окончив школьные занятья, я могу идти домой.
Я спешу домой, где отец меня ждет.
Вот заданье мое я ему рассказал,
Табличку мою ему прочитал - очень доволен мой отец ...
Вот поутру пробудился я.
Матушку увидел я.
- Приготовь мне поесть - я в школу иду! - вот что я ей сказал.
Матушка мне два хлебца дала - прямо пред нею я и поел.
С собою мне матушка два хлебца дала - и в школу я побежал.
А в школе наставник: “Ты что опоздал?” - так он сказал.
Все внутри у меня затряслось.
Вот к учителю я подошел, вот ему поклонился я.

Однако почтительность не помогла: как видно, это был черный день для нашего ученика, Ему досталось от разных учителей и за болтовню, и за то, что он встал с места во время урока, и за то, что вышел за ворота школы. Но хуже всего было то, что «отец школы» сказал ему: “Твоя рука (рукопись) никуда не годится”, и снова побил его палкой. Похоже, что для ученика это было чересчур. Поэтому, вернувшись домой, он внушает своему отцу мысль о том, что неплохо было бы пригласить учителя к ним в дом и задобрить каким-нибудь подарком.

Далее автор продолжает:
Отец внял словам ученика.
«Отца школьного» он позвал.
В дом пригласил, на место почета его посадил.
Школьник служил ему, пред ним он встал
И все, что грамоте он постиг,
Отцу своему он показал.
Отец его с ликующим сердцем
Учителю радостно молвит:
"Вот малыш мой руку раскрыл, и ты мудрость свою в нее вложил.
Грамотейную мудрость, всю искусность ее ты ему открыл.
Все решения, все вычисления, все толкования ты ему объяснил,
Познание, сокровенность его - тем сиянием ты его озарил!”
В новое платье обрядили, хлебом-пищей одарили, кольцами руки его украсили.
Учитель в радости сердца молвит:
"Малыш, ты слов моих не отбрасывал, не отшвыривал.
Грамотейной мудрости вершины достигнешь, в совершенстве ее изучишь!
Дары ты сумел мне дать, так, что я мог это принять.
Хлеб - мое пропитанье, сверх меры ты дал, честь великую мне оказал.
Нисаба (богиня школ), владычица защитниц, твоей покровительницей да станет!
В тростниковую палочку удачу да вложит!
Из копии глиняной зло да изымет!
Перед братьями своими да встанешь!
Над сверстниками верховодить будешь!
Лучшим из лучших среди учеников школы да будешь признан!"

Этими радостными, исполненными оптимизма словами учителя и завершается текст. Вряд ли автор предполагал, что его запись через четыре тысячи лет извлекут из-под развалин, и она будет восстановлена и прочитана!

Прошло четыре тысячи лет, а мы ни чему не научились, мы делаем одни и те же ошибки, в том числе и в воспитании детей, значит, наши мысленные процессы протекают в одной плоскости на протяжении четырех, пяти тысяч лет. Если наша психология не изменилась, то и действовать в жизненных ситуациях мы будем точно так же, только надо сделать поправку на быт, моральные ценности и законы того времени.

Так что же изменилось? Технологии?

Шумерская астрономия и математика были точнейшими на всем Ближнем Востоке. Мы до сих пор делим круг на 360 градусов, год на 12 знаков зодиака и 12 месяцев, месяц на 30 дней, сутки на 24 (2 х 12) часа, час на 60 минут, минуту на 60 секунд, а ведь это шумерские исчисления.

Шумеры заметили, что каждый год в одном и том же месяце на горизонте восходит определенное созвездие, и связали восход этого созвездия с состоянием природы в данном месяце. Это состояние фиксировалось традицией в ритуально-мифологической форме. На основании расчетов сделанных шумерами и наблюдений за звездами был создан Зодиак.

Понятие зодиака возникло путем разложения сферы звездного неба на 12 равных сегментов (сферы зодиака) по 300 каждый. Затем звезды в каждой сфере объединили в созвездия, каждое из них получило свое название.

Шумеры подарили миру письменность (литературу, поэзию, школы, библиотеки), математику, астрономию, физику, химию, геологию, минералогию, медицину (аптеки, больницы, хирургию), географию, музыку и музыкальные инструменты, танцы, скульптуру, зерновые, бобовые, овощные и фруктовые культуры, пиво, знамена и штандарты.

Технические достижения; корабли, колесо, колесница, плуг, мотыга, гончарный круг, печь для плавки металла, металлургия (олово, бронза), ювелирное дело, текстильное производство и ткацкое дело, строительство (храмов, многоэтажных зданий), каналов, дренажные и ирригационные системы, плотины, шлюзы, канализация, бани, медицына, косметика.

Кроме того в Шумере впервые появилась религия, жречество, цари, законы, судьи и суд присяжных, двухпалатный парламент, таможня, формирование системы единых денежных отношений (введение серебряного шекеля в виде «слитков на вес» в качестве денежных единиц), налоги и как не прискорбно бюрократия.

Не слишком ли много для одного пришлого народа? Откуда такие знания? Даже если это преувеличенные данные, все равно много для одной цивилизации взявшейся не известно откуда.

Надо заметить, что производство бронзы это трудный технологический процесс, выплавить медь из породы не так уж и сложно. Допустим, вы выплавили медь теперь к ней нужно добавить определенный процент олова (в Шумере он идеальный: меди – 85%, олова – 15%), этого результата можно достичь путем проб и ошибок. Но выплавить олово таким способом, каким выплавляют медь, нельзя, олово содержится в минерале касситерите – SnO2 и получить из него олово достаточно сложный технологический процесс.

Первичная плавка – вначале добытую породу нужно измельчить до крупнозернистого песка, затем промыть (как при добыче золотого песка) полученный концентрат касситерита будет содержать 70 – 76% олова. Теперь касситеритный песок нужно обжечь при температуре 600 – 8500 С)для отделения от других примесей (процесс выщелачивания), только после этого, происходит востановительная плавка, касситерит плавят с углеродсодержащими материалами в отражательных или особого типа шахтных печах.

Восстановительная плавка – в шахтную оловянную печь загружают древесный уголь смешанный с известняком, его укладывают слоями с обожженным касситеритом. Затем поднимают температуру до 1200 – 13000 С (за счет нагнетания воздуха через меха) при этом углерод «отнимает» у олова кислород, а известняк превращает двуокись кремния в легкий по сравнению с оловом шлак. На выходе мы получаем черновое олово, в нем еще довольно много примесей от 5 до 8%.

Кто же научил шумер этому процессу, пять тысяч лет назад? Сами шумеры называли олово «Небесным металлом». Как видите процесс довольно сложный и случайно его не открыть, нужно знать химию, минералогию, металлургию, математику.

Кстати о математике, перед вами табличка школьника.

Школьная задача (XIX век до н.э.) по вычислению боковых площадей равнобедренного треугольника, решалась четыре тысячи лет назад.

Вы, решите? или за формулой полезли, а ведь у них не было формул, их придумает Пифагор через 1500 лет. Есть основания полагать, что за тысячу лет до написания этой задачи шумеры уже решали подобные. У них была шестидесятеричная система счисления (в отличие от нашей десятеричной) с помощью, которой они могли вычислять дроби, производить деления перемножать числа, извлекать корни и производить в степень, делать астрономические вычисления. Для бытовых нужд шумеры пользуются двенадцатеричной системой счета, но для больших вычислений переходят на шестидесятиричную систему, где основание числа 60 умножается, чередуясь вначале на 10, затем на 6 (1 х 10 х 6) и т.д.

Верхний ряд записан шумерскими числами.

Если дальше продолжить эту таблицу 36 000 х 6 = 216 000 х 10 = 2160 000 х 6 получим число равное 12 960 000, это необычное число, если его разделить на астрологический прецессионный цикл, который равен 25 920 лет, то получим 500 прецессионных циклов Земли.

Прецессия. Наблюдать прецессию достаточно просто. Нужно запустить юлу (волчок), первоначально ось вращения юлы будет перпендикулярна поверхности, но по мере замедления юла начнет раскачиваться из стороны в сторону, продолжая вращаться вокруг собственной оси. Если сверху над юлой поместить лист бумаги, то вы уведете, что ось юлы описывает круг.

Ось Земли так же как и юла описывает круг, только на звездном небе, этот круг и называется прецессией. По современным данным полный цикл Земной прецессии составляет 25 776 лет. По мере своего прецессионного цикла Земная ось описывает круг, последовательно указывая на 12 созвездий зодиака, по астрологическому календарю, каждые 2 160 лет, Земля входит (ось Земли указывает) в новое зодиакальное созвездие, здесь цикл прецессии будет равен 25920 лет.

Выходит, шумеры знали о прецессионном цикле. Вспомним календарь майя, у них тоже нет числа, явно указывающего на прецессию, но пять «Великих циклов» каждый по 5 125, 37 года дают в сумме 25 627 лет, что совпадает со средним статистическим числом прецессии. Это не может быть простым совпадением, так как шумеры и майя были отличными математиками, геометрами и астрономами, майя оперировали с такими цифрами как алаутун – 63 081429 лет, алаутун – самый большой временной отрезок в календаре майя «Большого счета». Если майский алаутун перевести в секунды, то мы получим 1 990 655 992 933 288 – 19,9 х 1011 секунд, пока это просто число, но зачем примитивной цивилизации такие величины. А вот у Шумер, живших на несколько тысяч лет раньше, было число, временной отрезок, названный Большой Константой из Ниневии он выражен в секундах 195 955 200 000 000 – 19,6 х 1010, это выражение получено умножением числа 70 х 607. С помощью Большой Константы можно произвести точный расчет продолжительности планетарной орбиты любого космического объекта в пределах Солнечной системы. Каждый период оборота или соединения всех тел Солнечной системы, вычисленный посредством Большой Константы из Ниневии, с точностью до нескольких десятичных знаков соответствует величинам, приведенным в современных таблицах астрономов. Астрономические числа нужны для астрономической точности, остается не ясным, что измеряли Древние такими числами?